Сердце нашего города | № 13 | апрель 2015

Момент не просто отрезок времени. Момент создается, когда в едином хронотопе пересекаются люди, события, обстоятельства и мысли. Всегда есть риск момент недооценить, счесть его слишком незначимым и коротким. С другой стороны, есть возможность: рискнуть и наполнить момент идеями и начинаниями, сделав ставку на их продолжение. Виктор Кондрашов выбирает именно этот вариант.

Мы встретились в конце февраля, когда пять лет работы Виктора Ивановича Кондрашова на посту мэра подходили к своему формальному финалу. Стремление СМИ в этот момент подводить итоги и обобщать вполне понятно и естественно, но в нашем разговоре тема будущего звучала не реже, чем тема прошлого, пройденного. Ведь в истории развития города пять лет – совсем немного, и истинное значение имеют не сделанные в этот момент дела или принятые решения, а то, чему эти дела и решения дали старт; развитие обозначенных инициатив, реализация начатых проектов.

– Виктор Иванович, сколько лет нужно, чтобы стать мэром?
– Понимание того, как работают все городские винтики, наступает года через три. Главное, становится ясно, как мотивировать людей. Ведь управленческий аппарат городской администрации работает, прежде всего, на создание условий для того, чтобы сами люди развивали свой город, творили в нем, развивались. Каждый из нас: вы горожанин, я горожанин. Мы живем в Иркутске, получаем образование, осваиваем профессию, а дальше мы начинаем создавать прибавочный продукт: обеспечиваем себя, запасая еще что-то в плюс. Так вот этот плюс должен оставаться в городе (а не тратиться в Милане или Гонконге), тогда город будет расти и динамично развиваться.

– Иркутский карнавал можно назвать примером городского саморазвития?
– Конечно! Ведь город осуществляет координацию этого мероприятия, создает некую инфраструктуру, ареал, в котором эти несколько часов будет обитать большое сказочное существо по имени Карнавал! Но наполнение карнавала: пошив костюмов, изготовление всевозможных конструкций, раскрашенные лица, идеи оформления колонн и, самое главное, энергия, энтузиазм, радость, с которой проходит шествие по городу, – это люди! И зрители, которые приходят, занимают места заранее, поддерживают шествующих, – это горожане! Городу был нужен карнавал, город его ждал. В 2010 году он состоялся впервые, и иркутяне с каждым годом все более активно в нем участвовали. Администрация лишь помогала, организовывала, придавала этому потоку энергии направление.

В нашем городе более 400 тысяч человек взрослого, активного населения. Около тысячи работает в администрации. Что эта тысяча может сделать для города? А какую волну поднимут 400 тысяч?! Этот подъем, думаю, ощутили все в 2011 году, когда город сплотился для празднования 350-летия. Показательно, что этот момент совпал и с моментом расцвета карнавального движения в городе.

– «Иркутск – это стартовый город» звучит сегодня почти как аксиома. Здесь получают первое образование и первую профессию, а потом уезжают расти и реализовываться в столичные города. Это норма?

– Наш город – кузница кадров для страны. Регионы готовят специалистов, которые востребованы центром, – это норма. Те, кто сегодня еще сидят за школьной партой, через несколько десятилетий будут управлять государством. Поэтому на нашем, иркутском этапе мы должны им дать хорошее образование – не шаблонное, не формальное, а серьезное, чтобы перспективная молодежь развивалась и вливалась в процесс. Именно для этого существует и молодежный парламент, и «Школа молодого лидера», избирается молодежный мэр и т.д.

– Те, кто за партой сегодня, какое-то время назад ходили в детский сад! В Иркутске эта почти анекдотическая прибаутка «лучше бы садик построили» вышла из разговоров в маршрутках и соцсетях в реальную жизнь: мысль, так сказать, материализовалась.

– Да, появились за эти пять лет и абсолютно новые сады, и пристрои, и здания, возвращенные в систему дошкольного образования. В тот момент, когда кто-то пустословил про «лучше бы садик», происходил подбор участков, оформление земли, проектирование объектов, строительство – на каждом этапе конкурс; механизм, который очень трудно проворачивается. Средний срок возведения нового сада – три года. Это долго. Но в муниципалитете есть правила и процедуры, которые не переступишь. Я бился за каждую строительную площадку, и сегодня процесс идет: только в построенных детских садах создано более четырех тысяч мест. Всего же за пять лет работы в этом направлении удалось создать около 16 700 мест. Для сравнения: с 2000 года по 2010-й в Иркутске было построено три детских сада, с 2010 по 2014 – сдано в эксплуатацию 20 детских садов.

– Видимо, из-за битв за строительные площадки вас кто-то назвал «детсадовским маньяком»?!
– Видимо, да. Конкретный пример: народ в Солнечном вышел на «баррикады», мол, не хотим стройки в нашем дворе, так как не верим, что возводится именно детский сад. Естественно, на такие «встречи» приходили люди, чьи дети либо уже выросли, либо устроены в другие детсады. Им все равно, садик строится или нет: им просто собак негде будет выгуливать и машину парковать. Поэтому пара-тройка «инициативных» распускает слух о том, что здесь будет коммерческий объект, дальше правовой нигилизм делает свое дело, и многие поддаются на эту провокацию. В результате мы получаем серьезное недоверие к власти и остановку строительства важного социального объекта на два месяца!

– Но детский сад в Солнечном все же возведен?
– И детский сад, и хоккейный корт установили лучший в городе: с освещением, с шикарным льдом! Не скрою, хочется собрать митинговавших и спросить, что они теперь скажут (смеется).

– Виктор Иванович, активная работа по строительству детских садов началась в Иркутске значительно раньше, чем в целом по стране. Наш город стал буквально хэдлайнером этого движения! И вот 13-й год – пик рождаемости, садики явно не лишние. Это дар предвидения?
– Это чувство момента. Начало моей работы в администрации – 2010 год: подъем рождаемости уже происходил, дефицит садов уже ощущался. Но это данность, с которой нужно было работать. Есть вещи более важные. Я понимаю, что настоящее сегодняшних детей, их образование, воспитание, комфорт – это инвестиции в будущее человеческого ресурса Иркутска. Мы не просто садики строим – мы создаем среду обитания, в которой будут рождаться, расти, учиться, работать, создавать семьи будущие иркутяне.

– Роддом – детский сад – школа. Это одна из формул социальной политики, которая должна работать на будущее?
– В вашем вопросе звучит ответ. Сначала мама приедет рожать в оснащенный, комфортабельный роддом, затем приведет своего сына или дочку в отличный садик, дальше – в школу. Эти социальные объекты можно «штамповать» формально, а можно продуманно, подходя к этому именно с человеческой точки зрения. Ведь горожанин, которому город многое дает, вырастает человеком, готовым в ответ своей малой Родине давать свои силы, идеи, ресурсы. Это такой круговорот энергии в среде обитания!

– Но в Иркутске и сегодня есть люди, способные на такой энергообмен: узнав о какой-либо полезной для города и горожан идее, они готовы вкладывать средства в ее реализацию. Администрации удалось сделать так, чтоб городские власти, бизнес и инициативные горожане не просто между собой договорились, а работали в крепкой сцепке друг с другом. Как вы и ваша команда к этому пришли?
– Как? Мы просто предоставили людям свободу мыслей, действий и решений. Таков в принципе мой подход к работе. Я не стараюсь сам придумать или решить за кого-то – мне важнее создать такие условия, чтобы у людей возникло желание принять решение или выйти с инициативой самостоятельно. Я часто провожу аналогию с человеческим организмом: можно залечить таблетками, а можно дать гомеопатическую дозу нужного вещества, чтобы оздоровление начало происходить изнутри, за счет собственных сил и ресурсов. Но для этого нужно время. Вот и в первый год моей работы было сложно, а потом механизм стал работать.

– Ярмарку общественных инициатив можно назвать примером работы этого механизма?
– Именно так. На площадке, организованной при поддержке администрации города, встречаются и взаимодействуют те, у кого есть идеи, и те, у кого есть ресурсы. Мы не заставляли предпринимателей вкладывать деньги туда или сюда – мы актуализировали проблему: социальная сфера, люди с ограниченными возможностями здоровья, культурные проекты – все это требует вложений. Но бизнесмен сам решает, кого он поддержит, куда он напрямую направит средства. Если это взаимодействие прозрачно, если виден реальный результат – выполненный ремонт в больнице, изданная книга, возведенный памятник, проведенное мероприятие – этот бизнесмен и в будущем сам будет передавать часть прибыли на реализацию подобных проектов.

– Получается, что снова был пойман момент: накопленный потенциал общественной инициативы совпал с желанием бизнеса направлять ресурсы на благие дела?
– Конечно, это явление не всеобъемлющее. Кто-то и дальше будет прятать «подкожный жирок» прибавочного продукта внутри своей компании. Но город сегодня знает примеры бизнесменов – меценатов, филантропов, кто стремится подняться на несколько ступеней выше. Ведь то, что благотворительность – высшая форма бизнеса, сказано давно.

– Один из важнейших шагов, предпринятых вами и вашей командой, – перенос пресловутой «Шанхайки». Вам вновь помогло ваше чувство момента?
– Момент переносить рынок настал давно! Да, все мы, горожане, стали свидетелями момента, когда «Шанхай», как скопление торговых точек, стал виновником удушающей транспортной загрузки центра города. Мне всегда была интересна тема градоустройства, я постоянно наблюдаю и анализирую: как сделать город удобнее, интереснее. Один из выводов, который подсказывает современная урбанистика: крупные торговые активности лучше выносить на окраину города (сейчас очень популярна идея торговых коридоров и т.п.). Это решение актуально и для нас! Но мы не ставили ультиматумов и не резали по живому, не выгоняли никого, хотя переговоры с арендаторами порой приходилось вести, мягко говоря, непростые! Мы постепенно стали ужесточать условия торговли на территории «Шанхайки» – результат не заставил себя ждать: быстро нашелся предприниматель, который предоставил территорию рынка «Покровский».

Я всегда говорю: дирижер необязательно должен быть великолепным исполнителем – он должен иметь тончайший слух и быть при этом хорошим организатором, чтобы суметь всех звезд в сборном оркестре слить воедино, чтобы они не поссорились и сбалансированно работали. В работе мэра именно это главное, и этому нужно учиться. И если какое-то подразделение вдруг сфальшивит, мэр должен это услышать и найти способ играть чисто.

– Виктор Иванович, вас часто называют новатором, реформатором в городской политике. И если уж речь зашла о градоустройстве, одним из важнейших новаторских шагов стало создание АРПИ – Агентства развития памятников Иркутска.
– АРПИ – это дело, которым я горжусь! Средства на реставрацию памятников всегда нужно было привлекать. Мы с вами в этом разговоре часто произносим слово «момент». Так вот момент настал критический! Несколько сотен деревянных домов – памятников деревянного зодчества – оказались под угрозой полного разрушения. До появления АРПИ новый собственник памятника, как правило, ничего для его восстановления не делал: он, скорее всего, покупал не дом с историей и уникальной архитектурой, а просто землю под ним, чтоб затем построить здание повыше этажностью. Вот мы и придумали схему работы, при которой претендент на памятник деревянного зодчества получает его в собственность только тогда, когда полностью его отреставрирует. Такое ограничение не могла наложить администрация города, а акционерное общество может!
– АРПИ – это прецедент общероссийского масштаба? Такого ведь больше нигде нет? – Совершенно верно! Это первый подобный опыт. И сегодня мы консультируем по вопросу сохранения деревянных памятников другие города и регионы России. Ведь в стране осталось не так много памятников, которые просто необходимо сохранить для будущих россиян. Поколения, которые видят перед собой пример возрожденного прошлого, будут бережно сохранять то хорошее, что есть в настоящем!
– Мы подошли к очень важной теме – к соединению прошлого, настоящего и будущего. Это касается и преемственности во власти. Есть некий стереотип, что каждая новая власть ругает предыдущую. Как вы к этому относитесь?
– Никогда не брошу камень в сторону прежнего мэра и его команды, так как людям пришлось работать в сложнейших экономических условиях. Помните 2008 год? Этот кризис пришелся на время их работы. Тем не менее, к моменту начала моей работы уже существовала программа социально-экономического развития, и те проекты, которые были в нее заложены, нужно было обязательно довести до завершения. Например, 23-я школа, 41-й детский сад. Также был разработан проект перинатального центра, строители его взяли за основу, доработали и пустили в строительство. То же самое с операционным корпусом Ивано-Матренинской больницы: он строился, но строительство было заморожено. Мы еще раз переработали проект и завершили объект.

– Вы часто говорите «мы»: мы сделали, мы поняли…
– Конечно! Потому что мы – это команда. Важнейшая составляющая в работе мэра. Я пришел работать в отличный коллектив, и очень многие люди из команды моего предшественника работают со мной. Никто не был уволен. И всем, кто был рядом, я сегодня говорю огромное спасибо за поддержку, за понимание, за терпение.

И вот сегодня наша очередь осуществлять преемственность. Бывшая «Панорама», кинотеатр «Марат» на улице Рабочего Штаба – тоже задел для команды нового мэра, проекты уже подготовлены, нужно реализовывать. Существует очень перспективный проект «Торговая ось» – одно из главных начинаний новой пятилетки. Все начала, требующие продолжений, перечислять нет надобности. И экономические условия у городских властей (как и у всей страны) вновь не самые благоприятные, геополитика тревожная. Но мы с вами разговор с этого начали: трудности есть всегда и у всех. Важно, какого результата через эти трудности удастся достичь. Время покажет – люди рассудят.